СССР/Россия 1936 весна 1936 осень 1937 1938 1939 1940 1945 1946 1947 1948 1949 1950 1951 1952 1953 1954 1955 1956 1957 1958 1959 1960 1961 1962 1963 1964 1965 1966 1967 1968 1969 1970 1971 1972 1973 1974 1975 1976 1977 1978 1979 1980 1981 1982 1983 1984 1985 1986 1987 1988 1989 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011-2012 2012-2013 2013-2014 2014-2015 2015-2016 2016-2017 2017-2018
Введите фамилию игрока
Вопросы, предложения, замечания отправляйте на futbol365@mail.ru
Бомбардиры Страны Гвардейцы Вратари Гостевая

2012-01-30 Летопись Акселя Вартаняна. 1962 год. Часть вторая

В прошлый раз мы рассказали о некоторых изменениях в составах. Сегодня поговорим о перестановках тренерских. 15 команд из 22 начали подготовку к чемпионату с прежними наставниками. Руководители двух клубов уже по ходу, приступив к реализации предтурнирных задач, произвели замены.

РЕШЕНИЯ СЪЕЗДА - В ФУТБОЛЬНЫЕ МАССЫ!

РОСТОВ

В ростовской прессе не столько о самом процессе, сколько о трудностях, то и дело возникавших во время тренировок, рассказывал бессменный тренер СКА Петр Щербатенко. Жаловался он на постылую, неустроенную жизнь корреспонденту областной партийной газеты ("Молот" от 21 января). Как оказалось, армейцы так и не обзавелись собственной базой и часто не знали, где придется тренироваться. Начали в спортзале "Динамо", оттуда перебрались в крытое помещение "Трудовых резервов". На какое-то время приютили их в зале городского Дома физкультуры. Когда выгоняли на мороз, там и занимались. Плавательную часть программы практически сорвали: в бассейне "Спартак" футболистам выделяли по 45 минут раз в неделю.

"Ростовский СКА - единственная команда в классе "А", не имеющая своей учебной базы" , - сокрушался корреспондент. И ошибся. В похожей ситуации оказался - кто бы мог подумать! - "ЦСКА". Рассказывая на страницах футбольного издания о причинах относительных неудач в предыдущем сезоне (4-е место), Константин Бесков посетовал на отсутствие постоянной базы для тренировок: "Мы занимались в Николо-Урюпино, на "Динамо", в Лужниках, в Красногорске, в Лефортово. Это лишало нас возможности вести тренировки звеньев, линий команды. Постепенно терялась эффективность учебно-тренировочной работы" ("Футбол" № 4 от 28 января).

Чтобы завершить начатое, верну вас ненадолго в Ростов. Дома армейцы планировали оставаться до конца марта, а там махнуть на Черное море, в район Адлера. Щербатенко предполагал, а судьба распорядилась иначе. Выехали не в Адлер, а в Сочи, раньше запланированного срока, и подготовку продолжили под началом нового тренера - Виктора Маслова.

В первых числах апреля капитан ростовчан Анатолий Чертков, довольный переменами, передавал из Сочи: "С приходом Маслова многое изменилось в планах подготовки к сезону. В основе тренировок - индивидуальная работа с мячом, техника. Занятия проводятся звеньями. Каждый должен знать, что делать в той или иной игровой ситуации. Главное оружие - точный, своевременный пас. Игра широкая, наступательная" ("Молот" от 8 апреля).

О предстоявшей поездке в Польшу (уж не Маслов ли ее пробил?) капитан не обмолвился. Во время короткого 10-дневного турне армейцы две встречи выиграли, одну завершили вничью, семь мячей забили и три пропустили. Вполне пристойный результат.

В "Торпедо", откуда уволили одного из лучших советских тренеров Виктора Маслова, выигравшего за последние два года золото, серебро и "хрусталь", направили своего, известного в 40-е годы отличного автозаводского форварда Георгия Жаркова. На тренерской работе до нового назначения ничем он себя не проявил. В 60-м опустил "Зенит" на 15-ю позицию, едва не "уронив" (как худшего представителя РСФСР) в глубинку. Освободили его из Ленинграда с жесткой формулировкой, обвинив в развале и моральном разложении команды, ставших причиной турнирного краха. В 61-м приютили в "Локомотиве" помощником Николая Морозова, товарища по послевоенному "Торпедо". И вот Жарков пошел на повышение, возглавил сильнейший клуб советского футбола начала 60-х. Что из этого вышло? Придет время, расскажем. Поистине неисповедимы пути автозаводского начальства.

ТБИЛИСИ

В 61-м, после увольнения в середине сезона из тбилисского "Динамо" Андро Жордания, команду возглавил Автандил Гогоберидзе. Чемпионат завершил, приступил к новому, провел весь подготовительный период. А за несколько дней до первой календарной игры грянул гром среди ясного апрельского южного неба: республиканское руководство назначило главным еще одного "гроссмейстера" тренерского цеха - Михаила Якушина. Он, как вы, конечно, помните, успешно поработал в Тбилиси в начале 50-х. Во второй раз в одну реку войти невозможно. Якушин и не вошел - начал с новой командой, полностью за минувшее десятилетие обновленной.

Судя по небольшому интервью корреспонденту "Вечерки", для Михаиля Иосифовича скоропостижный перевод в Тбилиси стал полной неожиданностью, а увиденным он остался недоволен: "Я не знаю, как команда провела подготовительный период, в каком она состоянии, так как приехал в Тбилиси несколько дней назад и видел только одну контрольную игру с московским "Динамо". Выводы пока неутешительные. Много было в игре технического брака, нет взаимопонимания между игроками и звеньями. Сейчас будем подтягивать общефизическую подготовку, налаживать сыгранность и игровую дисциплину в защите" ("Вечерний Тбилиси" от 29 апреля). Маэстро всегда, как и должно, начинал строительство нового здания с фундамента, с укрепления обороны. Укрепив, соорудит здание добротное (лично мне так кажется), "стройматериал"-то под рукой высококачественный.

ВЫИГРЫВАЮТ ФУТБОЛИСТЫ, ПРОИГРЫВАЕТ ТРЕНЕР?

А в "Динамо" московское командировали Александра Пономарева, мощного, таранного форварда, бомбардира сталинградского "Трактора" довоенных и столичного "Торпедо" послевоенных лет. На коротком тренерском пути титулов он обрести не успел, но творческий рост и богатый потенциал показал. За год посредственную (только без обид) харьковскую команду передвинул с 13-й позиции на 6-ю. "Авангард" поднялся на пять ступеней выше многократного чемпиона - "Динамо", куда и бросили успешного тренера.

Итак, в 62-м клубы класса "А" возглавляли четверо игроков послевоенного "Торпедо" - Николай Морозов, Георгий Жарков, Александр Пономарев и Анатолий Акимов (трудился в Ереване).

Поработал Пономарев в динамовском коллективе плодотворно, команда расправила плечи, заиграла, бодро, не сбивая дыхания, побежала вверх по турнирной лестнице и перед последним туром находилась в компании трех реальных претендентов на золото.

В течение одного года вытащил он динамовцев с теми же игроками из турнирных недр и вывел в медальную зону. Конкретизировать, дабы сохранить интригу, не буду. Занятое место соответствовало репутации и престижу одного из лучших в истории советского футбола клубов.

А что же "Авангард"? Так же стремительно, как "Динамо" взбиралось вверх, покатился вниз. Новые тренеры, бывший игрок "Авангарда" (тогда еще "Локомотива") Виталий Зуб и сменивший его на полном ходу Виктор Жилин, совместными усилиями поставили команду на прежнее место, даже чуть ниже - 14-е.

Говорят (версия повсеместно распространенная), выигрывают футболисты, проигрывает тренер. Не верьте. Многое зависит от того, какие футболисты и какой тренер. Примеры одного только сезона, о котором мы начали рассказ, в "Торпедо", "Динамо" московском, грузинском и "Авангарде" расхожее убеждение опровергнут.

ОТ ДОБРА ДОБРА НЕ ИЩУТ

Киев, естественно, менять наставника не стал. С какой стати? Вячеслав Соловьев тренерское искусство выказал, порядок в непростом коллективе, прибегая порой к скальпелю, навел, состав стабилизировал, игру поставил, серебро добыл и золото "намыл" для республики, всегда болезненно, ревниво относившейся к успехам "старшего брата". От добра добра не ищут.

Забраться на самую вершину трудно. Еще труднее там удержаться. Истина прописная. Потому за каждым шагом чемпиона следили внимательно, подробно описывали содержание, ход зимних и весенних тренировок. Работы у пишущих и фотокорреспондентов заметно прибавилось. Одному пронырливому журналисту даже в рабочую тетрадь тренера заглянуть удалось. Не любопытства ради - чтобы с читателями увиденным поделиться.

Тетрадь Вячеслава Дмитриевича - образцово-показательная, насыщена аккуратными разноцветными квадратиками. Белый - тренировка, желтый - двусторонняя игра, зеленый - контрольный матч, малиновый - календарный. План текущий совмещался с перспективным. По схожему графику двигались киевляне к золотым медалям в предыдущем сезоне. Не прочь были пройти по проторенному пути и в новом.

Начали в январе, дома, по обычной схеме, принятой на вооружение всеми командами: упор на ОФП, летние (в зале) и зимние (на воздухе) виды спорта, общеукрепляющая гимнастика и акробатика. В кабинетах - теория и политзанятия (как же без них). И по мячу, конечно, стучать успевали.

НОВШЕСТВО НЕ ПРИЖИЛОСЬ

Ввели тренеры новшество, официально начальством не поощряемое. Еще в 61-м по инициативе Соловьева в команду пригласили группу психологов, изучавших влияние различных факторов на психику игроков. Выводы специалистов заинтересовали тренера, и в новом году помимо уже перечисленных проводились и психологические тренировки.

Партийные органы к темной, загадочной науке относились настороженно, если не сказать враждебно. Мало ли что может она выкинуть, практически компетентными органами не контролируемая, - мозги набекрень сдвинуть, с единственно верного идеологического пути сбить. Рисковал тренер. Обошлось. Стоящие высоко товарищи вовремя подсказали, поправили Вячеслава Дмитриевича. Новшество не прижилось.

По весне динамовцы посетили Гагры. Проживали в доме отдыха "Холодная речка". Гонял их тренер безбожно. Пролили ребята несколько потов, с ним и вес согнали. В 8.00 - пробуждение, часовая гимнастика. Подъем в горы и спуск к морю, до которого "всего" три километра. На берегу - гимнастические упражнения и кроссы. После комплекса изнурительных мероприятий - в награду завтрак. На сытый желудок теоретические и политзанятия легче усваивались.

Небольшой отдых. В 17.30 автобус вез футболистов в Леселидзе. Там - трехчасовые занятия с мячом... Ужас. Так закладывался фундамент будущих побед.

И врачом собственным на зависть коллегам киевляне обзавелись - Евгением Грибовым. Под его неослабным контролем регулировались и корректировались нагрузки. У каждого игрока - индивидуальные планы и дневники с ежедневными записями о самочувствии после тренировок. Тренер и врач сравнивали записи со своими наблюдениями и в случае необходимости вносили изменения. Все по науке.

ЗАГРАНКОМАНДИРОВКИ

Рассказать обо всех 22 командах, даже в столь сжатом виде, нереально. Будь моя воля, расписал бы широко и пространно, на несколько глав хватило бы. Стараюсь держать себя в ежовых рукавицах. Но общую панораму эскизно изображу.

Удлинение на месяц предсезонного периода в связи с поздним началом чемпионата внесло коррективы в планы тренеров. И все же большинство команд приступило к тренировкам как обычно - в первой декаде января. Славяне и прибалты зимой занимались в залах, с наступлением весны улетали к берегам Черного моря с неустойчивой погодой, недоброкачественными полями и базами, а то и с полным их отсутствием.

Кавказцы предпочитали оставаться дома - солнышко и в зимние месяцы редко покидало небесный свод. У себя, ненадолго отлучаясь, и контрольные матчи проводили, сначала с "соплеменниками", а весной - с приглашенными одноклассниками. Их примеру последовали "Пахтакор" с "Кайратом".

Кому удалось пробить загранкомандировки, отправлялись за кордон. С каждым годом таких становилось все больше. В 62-м - аж девять, не считая сборных, главной и юниорской. Тусовались у друзей-демократов: киевляне - в Болгарии, московское "Динамо" и "Пахтакор" - в Чехословакии, ростовчане и "Шахтер" - в Польше, "Кайрат" - в Румынии, "ЦСКА" - в ГДР. Только "Локомотив" какими-то ветрами занесло в Ливию, а "Спартак" отправился южнее наших югов, к берегам Средиземного моря.

"Туристы" сыграли за рубежом по три матча ("ЦСКА" - два). Только спартаковцы основательно погрели остывшие за зиму косточки на Кипре и в Греции, пробыв там больше месяца. Погрев, отправились в двухнедельный вояж в Бельгию. В общей сложности сыграли десять матчей. В первых пяти отвели душу на киприотах: +5=0-0, 26-6. И в Греции проблем не возникло: две победы над лучшими местными клубами, "Олимпиакосом" и АЕК, 3:1 и 3:0 соответственно. Далее - по возрастающей сложности. Крепкая среднеевропейская Бельгия выставила сильнейшие свои подразделения: "Антверпен", "Андерлехт" (наши выиграли с одинаковым счетом 2:1), а "на посошок" сыграли вничью с "Льежем" - 1:1. Итог превосходный: +9=1-0, 37-10.

Третий призер порадовал, чего не скажешь о чемпионе (киевляне два матча в Болгарии проиграли, один свели вничью) и обладателе кубка - "Шахтер" в Польше выступил чуть лучше: +1=0-2. "ЦСКА" возвратился из ГДР налегке, не солоно хлебавши. С отрицательным балансом вернулся из Румынии "Кайрат". Московское "Динамо" в Чехословакии поделило победы и мячи (+1=1-1, 4-4).

"НЕНУЖНЫЕ ОГОРЧЕНИЯ"

Невыразительные результаты матчей советских команд с иностранными, пусть и родственными по духу, нервировали чиновников разных мастей - партийных, физкультурных, футбольных. Реакция была не столь суровая, как, к примеру, в 51-м, когда за отдельные ничьи в убедительных победных сериях с представителями дружественных стран (Болгарии, Румынии и Албании) Комитет физкультуры разразился гневным постановлением, уволив тренеров "Шахтера" и "Спартака". Но и не столь инертная, безразличная, как ныне даже на неубедительные, мягко говоря, итоги товарищеских встреч сборной России с командами "третьего мира". О спаррингах российских клубов в предсезонку за рубежами родины и говорить нечего.

Проигрыши, пусть в тренировочных матчах, как считали на верхних этажах власти, снижают престиж, авторитет советского футбола. Хорошо, за это больше не увольняли, не дисквалифицировали и даже званий спортивных не лишали. Ограничивались серьезными внушениями в отдельных помещениях (уже не в тех, о которых вы подумали). Выводы и постановления фиксировались в скрытых от глаз людских протоколах. Иногда отголоски и на газетные полосы проникали.

Свое мнение на затронутую тему - полагаю, совпадающее с начальственным, - выразил перед открытием сезона известный в то время журналист Александр Вит (Виттенберг): "О необыкновенно ранних международных встречах стоит сказать несколько слов. Их рассматривали как этап в подготовке команд к сезону. Я не уверен в том, что матчи, особенно на полях противника, сослужили хорошую службу. К ним ведь нельзя относиться, как к обычным тренировочным встречам, в которых поражения, хоть и вызывают чувство досады, но не получают такого широкого резонанса. Между тем, было заранее известно, что зарубежные команды, проводящие свои чемпионаты в зимнее время, находятся сейчас в хорошей форме, чего о наших сказать нельзя. Они не могут играть сейчас в полную силу, и в результате - ненужные огорчения" ("Заря Востока" от 26 апреля).

Резюме (читается между строк): весной, пока не в форме, не высовываться - сидеть дома. Если уж встречаться с иноземцами, так лучше летом, когда мы в самом соку, а у них межсезонье. Желательно на своих полях. Пусть сокамерники по лагерю огорчаются.

СОВЕЩАНИЕ "В СКЛАДЧИНУ"

Рассказывая о содержании тренировочного процесса в подготовительном периоде, я не упомянул о важнейшем его компоненте - политзанятиях. Ничего нового, скажете вы, и будете правы. Действительно, проводились они по всей стране уже несколько десятилетий. Насколько добросовестно и эффективно, вопрос другой. Во всяком случае, тематика занятий в тетрадях политруков, начальников команд и тренеров аккуратно отражалась, и в конце года отчеты о проделанной работе отсылались в Комитет физкультуры, откуда передавались в архивы. Я основательно их в свое время штудировал, каждый раз удивляясь скудости тематики: из года в год футболисты, словно безнадежные второгодники, зубрили содержание "Краткого курса истории ВКП(б)", биографии Ленина и Сталина. До середины 50-х их убеждали в величии мудрейшего из мудрейших, после - поэтапно опускали небожителя с заоблачных высот на грешную землю. В нее и закопали.

Решения ХХII съезда КПСС вдохнули в политпросветительскую работу вторую жизнь, наполнили новым содержанием. По всей стране и стар и млад (это им предсказал кремлевский "астролог", очередной коммунист-утопист: "Нынешнее поколение будет жить при коммунизме!"), вооружившись материалами съезда и обновленной программой партии, принялись за изучение подробнейшей инструкции по достижению поставленной цели.

"Не многовато ли политики?" - задают мне вопрос некоторые читатели. Глаза бы мои ее не видели! Пытаюсь обходить стороной, да не всегда получается. Не моя вина, что в "совдепии" совала она свой длинный нос во все закутки, касалась всех и каждого, заправляла всем и вся, принуждала жить по установленным правителями понятиям, не совпадавшим и противоречившим провозглашенным в Конституции законам. Грубо вторгалась политика и в жизнь футбольную. Закрыть на это глаза, уж извините, права не имею.

Сегодня вынужден уделить политике столько внимания, сколько уделяли ей в преддверии нового сезона в командах-мастеров. О значении, какое придавали внедрению в сознание игроков и футбольных коллективов решений XXII съезда КПСС, свидетельствует впервые организованное "в складчину" мероприятие. 27 февраля ЦК ВЛКСМ совместно с Федерацией футбола СССР созвали Всесоюзное совещание начальников и комсоргов футбольных команд классов "А" и "Б". Постараюсь предельно кратко изложить некоторые из обсуждавшихся вопросов. С докладами о задачах и работе по улучшению политико-воспитательной работы среди футболистов выступили завотделом спортивной и оборонно-массовой работы ЦК ВЛКСМ Юрий Шрамко и председатель федерации Валентин Гранаткин. В прениях участвовали 25 человек.

"МОРАЛЬНЫЙ КОДЕКС ДЛЯ ВСЕХ ЕДИН"

Суть предстоявшей работы доступно изложил инструктор названного отдела Николай Русак. Вы не ошиблись - тот самый Русак Николай Иванович, последний вождь советской физкультуры и спорта. Он сразу взял быка за рога: "На повестку дня выдвигаются такие важнейшие вопросы, как формирование и воспитание спортсменов - строителей коммунистического общества".

Посетовав на то, что руководители озабочены главным образом количеством побед, очков и повышением спортивной квалификации игроков, напомнил: "Не следует забывать о воспитании у спортсменов коммунистической нравственности, высокой сознательности, расширении их политического и культурного кругозора. Моральный кодекс для всех советских людей един".

К последней фразе необходим комментарий. Речь о "Моральном кодексе строителя коммунизма", провозглашенном третьей программой партии. Не путать с "Кодексом чести".

Роднят оба "Кодекса": а) одинаковое количество пунктов - по 12; б) смысловое сходство отдельных положений (любовь к родине, уважение к семье, честность); в) утопизм. Первый испытания временем не выдержал. О втором, щадя самолюбие автора, распространяться не считаю нужным. Стал он (документ, а не его создатель) объектом шуток многочисленных печатных изданий.

Из различий отмечу одно, весьма существенное: в "Кодексе чести" ни словом, ни духом не упомянуто о "нетерпимости к национальной и расовой неприязни" (цитата из "Морального кодекса строителя коммунизма"). Хотя актуальность проблемы сегодня не сравнима с годами 60-ми.

Озвучили на совещании еще одну заповедь строителя новой жизни: "Гуманное отношение и взаимное уважение между людьми". Непосредственно касалась она и футболистов. Много слов было сказано о нетерпимости к грубиянам, решимости очистить коллективы не только от костоломов, но и от невоспитанных молодых людей, непочтительно относившихся к товарищам по команде, соперникам и судьям.

Не прошло и месяца, как с юга поступили тревожные сигналы. Геннадий Радчук информировал читателей спортивной газеты о грубом нарушении только что упомянутой нами "заповеди". В контрольных матчах провинились игроки ростовского СКА. Виктор Одинцов оскорбил "бранным словом товарища по команде" ("Сов.спорт" от 29 марта), а его одноклубник Валентин Афонин "хладнокровно подождал, пока арбитр Круашвили отвернется, и бросил пригоршню грязи (чего-чего, а этого добра на черноморских футбольных полях по весне хватало. - Прим. А.В. ) в лицо сопернику" (Там же). Удивительно: то ли руководители не донесли насущные задачи до отживающего свой век отсталого социалистического сознания футболистов, то ли, будучи в курсе, игроки не сумели или не успели перестроить его на новый лад.

О так называемых рвачах в "Кодексе" не упоминалось, а на совещании о них говорили. И пример позорный привели. Отчисленный из киевского "Динамо" за дисциплинарные нарушения и принятый с распростертыми объятиями (с попустительства футбольной федерации) в "Шахтер" молодой талантливый игрок Иван Диковец перед ответственным матчем заявил, что сыграет в полную силу лишь в том случае, если ему помогут приобрести автомобиль "Волга". Обхохочутся молодые продвинутые наши современники, коли эти строки попадут им ненароком на глаза.

"МИТРОФАНУШЕК В КОММУНИЗМ НЕ ВОЗЬМЕМ!"

Много говорили о недостатках в деле образования футболистов. Вильнюсский "Спартак" ("Жальгирисом" его нарекут в апреле) склоняли вдоль и поперек во всех шести падежах. "Митрофанушек в коммунизм не возьмем!" - предупреждали ораторы. Угроза - страшнее не придумаешь. Впрочем, ситуацию не драматизировали: издержки естественные, в пределах нормы, кое-где еще порой встречались они в здоровом коллективе. Что и подтвердил секретарь СТК Евгений Лядин: "Радует тяга к учебе футболистов киевского, тбилисского "Динамо", кишиневской "Молдовы", кутаисского "Торпедо", "Крыльев Советов". Большинство игроков этих коллективов учится в институтах и техникумах", - успокоил он многочисленную аудиторию.

Хуже обстояли дела с культмассовой и политико-воспитательной работой, проводимой нередко формально, для галочки. Так, в сущности, и было. Я, помнится, рассказывал, как тренер "Даугавы", перечисляя мероприятия по расширению культурного кругозора своих футболистов, записал в журнале: "Посетили московский метрополитен". Наверное, когда на календарную игру торопились.

Нечто подобное прозвучало в выступлении начальника ростовского СКА. Надеясь сорвать аплодисменты, он доложил делегатам: в команде организована коллективная читка шолоховского романа "Тихий Дон" (в причастности Михаила Александровича к роману у некоторых исследователей возникли серьезные сомнения). Журналист Илья Бару в большом репортаже с места событий возмутился: "По скольку страниц читают за раз, и сколько это "мероприятие" займет времени (вероятно, не один год), начальник умолчал. Но, по-моему, ничего нелепее такой затеи придумать нельзя.

Да и вообще: неужели мастера футбола столь уж задыхаются от нехватки времени, что не могут найти свободных полчаса и познакомиться со свежими газетами, неужели для этого им непременно надо собираться вместе?"

"Надо!" - возражу советскому коллеге. Газеты - дело серьезное. В одиночку футболист, да еще не обремененный курсом средней школы, не всегда разберется. Собираться вместе необходимо, дабы поводырь, то бишь политработник, разъяснил, что и как, и внимательно следил, абы несмышленые или заблудшие не отклонились в сторону ни на шаг ни влево, ни вправо, а паства шла по озаренной светом всепобеждающего учения единственно верной дороге. Направление указывал основатель государства с высоты своего положения - постамента памятников, каких было вдоволь в каждом населенном пункте.

Как обещал, времени и места оставшимся без внимания вопросам не уделю, а заключительные слова из выступления Юрия Шрамко процитирую: "Нет сомнения, что участники совещания, глубоко и всесторонне обсудив вопросы жизни, быта и учебы футболистов, найдут действенные формы работы, способствующие воспитанию нового человека, гармонически сочетающего в себе духовное богатство, моральную чистоту и физическое совершенство".

На том и разошлись - воодушевленные, просветленные, идейно обогащенные.

СМЕЩЕНИЕ Николая РОМАНОВА

Не буду прощен даже ярыми противниками вмешательства политики в футбол, если не упомяну об изменении на физкультурном Олимпе - под ним "чистили себя" все спортивные ведомства, включая футбольное.

30 марта VII пленум Центрального совета Союза спортивных обществ и организаций СССР помимо прочих решил вопрос организационный: самого "долгоиграющего" вождя советской физкультуры Николая Николаевича Романова сослали на профсоюзную работу - секретарем ВЦСПС.

Чем было вызвано его смещение? Выскажу скромную догадку. В свете решений XXII съезда партии сталинист Николай Романов стал власти неугоден. Преданности экс-вождю он не скрывал и не без гордости рассказывал об этом в мемуарах "Трудные дороги к Олимпу". Книга была издана во второй половине 80-х. В годы, когда весь советский народ и многие из высших чинов ускорялись, перестраивались, обретали "новое мышление", Романов принципами не поступился. Можно сожалеть, что человек, так ничего и не поняв, остался верным сталинцем. По крайней мере был честен, кожу, как беспринципные хамелеоны, вместе с партбилетом не сбросил.

Кого назначили новым физруком? Тысяча извинений, увлекся. Извольте - Юрия Дмитриевича Машина. Прошу любить и жаловать.

Назначение на высокие должности инициировалось у нас правящей в стране партией. Завотделом ЦК КПСС товарищ Н. Миронов и завсектором физической культуры и ДОСААФ той же организации И. Зубков, принимавшие активное участие в работе пленума, соврать не дадут.

Это не упрек. Во многих странах на министерские посты, в том числе в министерстве спорта, каковым фактически был ЦС спортобществ СССР, назначают главы правительств. В нашей стране официально - Совет Министров, фактически - первый секретарь (или генсек) ЦК КПСС. В 62-м Никита Хрущев был един в двух лицах. Это его работа, что косвенно подтверждает мое предположение о причине снятия Романова.

ГРАНАТКИН СВОЕГО ДОБИЛСЯ

В заключение коротенько поведаю о дебюте советских юниоров в неофициальном чемпионате Европы - турнире УЕФА, 15-м по счету.

Примерно с середины 50-х молодую советскую поросль ежегодно на эти турниры приглашали и неизменно натыкались на решительное "нет". Отказались отцы нашего футбола и их высокое партийное начальство провести его в СССР. Логично. Иначе пришлось бы принять в нем участие, что в планы чиновников не входило. Когда наконец решились, заартачились организаторы. Помимо наших не допустили к соревнованию сборные Чехословакии, ГДР и Греции. Мотивы: в 61-м приняли решение ограничить число участников 16 сборными, а их в общей сложности набралось 20. Исключили названную четверку. "Эти команды меньше других участвовали в соревнованиях", - был официальный ответ.

Валентин Гранаткин назвал решение комиссии УЕФА дискриминационным, противоречащим Уставу ФИФА, обещав обжаловать действия европейских функционеров в исполкоме международной федерации. Обещание сдержал и своего добился. Жалобщиков допустили и из них образовали пятую предварительную группу.

"ВЕЛИ СЕБЯ, КАК БОЯЗЛИВЫЕ УЧЕНИКИ"

Турнир проводился в Румынии с 19 по 29 апреля. Участвовали футболисты не старше 18 лет, матч длился два тайма по 40 минут, в полуфинал выходили победители групп. Нашу расквартировали в Клуже. В день первого матча с чехословаками условия погода создала идеальные: 22 градуса тепла, ласковое весеннее солнышко, травка стелилась ровным, без морщин, зеленым ковром. 30-тысячный стадион - битком. Радуйся жизни, играй в свое удовольствие с юношеским пылом, задором, покажи, на что способен. Способны были на многое, громко стучались в основные составы, кое-кто и закрепился в них - Антоневич, Мелкумов, Поликарпов, Щербаков, Абдураимов... В команде много рослых, физически сильных, техничных футболистов. Увидев их на тренировке, ответственный секретарь Федерации футбола Румынии спросил: "Послушайте, а вы не баскетболисты?"

Дебют оказался неудачным - 1:2. Стрелочника нашли быстро, по горячим следам - арбитр Л.Хорват, назначивший в самом начале игры пенальти в наши ворота. Был пенальти, не был, не столь важно. Впереди уйма времени, играйте, доказывайте, что сильнее.

Беспристрастным взглядом оценил игру советских юниоров румынский журналист Йон Кирилэ: "Футболисты вели себя на поле, как боязливые ученики, которые, идя на экзамен, выучили несколько билетов и надеются, что им попадутся вопросы на выученные темы...

Чувствовалось, что в подготовительный период футболисты не сыгрались".

Как им сыгрываться, когда подготовка была фактически сорвана из-за хронически неустойчивой погоды на юге и отвратительных полей? Провели всего пять контрольных матчей. В то время как румыны (победители) готовились более полугода. Югославы (финалисты) и болгары провели более полутора десятка контрольных встреч. Причем наряду с основной сборной загодя готовили молодую, перспективную, из 16-17-летних юнцов. На будущее.

Крупный проигрыш в последней игре восточным немцам (1:4) правоту румынского журналиста подтвердил. Единственная победа (3:1) над самой слабой греческой командой позволила остаться третьими в группе.

"НАНЕСЛИ УЩЕРБ ПРЕСТИЖУ СОВЕТСКОГО ФУТБОЛА"

Итогам выступления юниоров был посвящен состоявшийся 8 мая пленум федерации футбола. Докладчик Георгий Пинаичев, в целом согласившись с Йоном Кирилэ, добавил: "Наши игроки уступали в мужестве, решительности, сыгранности. Одиннадцать сильных футболистов командой не стали". Отметив отставание в тактике и недоукомплектованность состава, удивился, почему в команду не попали армейцы Владимир Фомичев, Владимир Федотов и тбилисец Муртаз Хурцилава. От себя добавлю: в 62-м все трое стали основными игроками своих клубов, а Федотов - самым результативным в "ЦСКА".

Член президиума федерации Н. Волев обрушился на тренеров: "Алексей Парамонов и Анатолий Четырко подошли к соревнованиям несерьезно, допустили немало просчетов. Это провал".

Гранаткин при подведении итогов произнес универсальную фразу, объясняющую любую неудачу, будь то отдельный матч или целый турнир: "Недооценили соперника". Присовокупив к ней классическую, изобретенную партаппаратом в случае провала во взаимоотношениях с иностранцами: "Результат нанес ущерб престижу советского футбола".

Ответственность Гранаткин частично взял на себя и свою организацию: "Вина лежит на всех нас. Это урок руководству федерации" (ГАРФ. Фонд 9570, опись 2, дело 2964).

Что же, первый блин не получился, комом вышел. Так часто бывает. Не беда. Подучатся ребята, поднатореют, испекут наши фирменные русские блины, что испокон веку в светлый христианский праздник на Масленицу готовили - с икоркой. Пальчики оближешь! Тогда и сверстников своих забугорных попотчуют. Ждать недолго осталось - пару-другую годков.

Теги: Футбол России, 1962 Высшая лига СССР,

Другие материалы в этой теме:

������.�������